XXI век стремительно ворвался в нашу жизнь, и пути назад уже нет. С каждым днём мы всё больше погрязаем в гаджетах, высоких технологиях и Интернете. Однажды юморист и сатирик М.Н. Задорнов сказал, что «раньше люди жили в деревнях, сейчас живут в городах, скоро будут жить в Интернете», и вот это время не заставило себя долго ждать.

С одной стороны, Интернет – это галактика возможностей. Теперь мы можем, не выходя из дома, платить за коммунальные услуги, мобильную связь, штрафы, посылать документы по налоговой отчётности, оформлять загранпаспорта. Мы знакомимся в Интернете с людьми из других городов и стран. Мы дружим в Интернете. С каждым годом учащаются случаи зарождения романтических отношений в Интернете с последующим созданием семей. В Интернете можно спокойно найти «страничку» своего кумира, и если тебе повезёт, и он окажется без симптомов «звёздной болезни», то с ним можно даже пообщаться. Открылось множество перспектив для обучения. Помимо различных курсов стало возможным получать высшее образование дистанционно, причём в режиме реального времени пребывать на лекциях с преподавателем и однокурсниками из разных часовых поясов. Это большой шаг в развитии образования в целом и людей с ограниченными возможностями, в частности, учитывая, что в России не везде есть даже пандусы для комфортного передвижения инвалидов-колясочников.

Затянувшийся финансовый кризис подвёл значительную часть населения к мыслям о работе в Интернете. Часть людей ушла в свободное плавание и фриланс, часть перешла на удалённую работу, понимая, что существенной разницы по оплате труда между работой в офисе и работой дома нет. Работодателю выгодны удалёнщики тем, что не нужно покрывать лишние расходы на аренду помещения, коммунальные услуги, телефон и Интернет.

С другой стороны, феномен работы в Интернете доказывает в очередной раз существование человеческого фактора – субъективности, про которую написано множество работ по психологии восприятия. Проходя собеседование по скайпу, в общении только с менеджером по подбору персонала всегда есть опасность не понравиться ему на бессознательном уровне. Например, менеджер пережил тяжёлое расставание с любимой девушкой – длинноволосой блондинкой с карими глазами. Одна из кандидатур на открытую вакансию – девушка, которая внешне похожа на ту самую блондинку. Вероятнее всего, бессознательно менеджер будет искать во время собеседования подтверждения того, что раз эта девушка – тот же типаж, что и бывшая подруга, соответственно, она – человек ненадёжный, способный предать и т.д., что в итоге приведёт к его негативному отзыву о данной кандидатуре. Начальство не участвует в подборе персонала на удалённые вакансии. Соответственно, оно полностью доверяется решению менеджера, мнение которого зачастую основано на прошлом негативном опыте взаимодействия с другим человеком, личные качества которого были ассоциативно перенесены на кандидата. И таких ситуаций тысячи. Мало ли кто и когда «насолил» какому-то человеку, а он в итоге стал менеджером по персоналу в крупной компании, и все, кто так или иначе не подходят ему по ассоциативным признакам, явно обречены на отказ.

Но нет худа без добра, потому что субъективное восприятие работает и в обратную сторону. Когда система образования в России перешла на ГИА и ЕГЭ, одним из основных их преимуществ считалось сведение на нет человеческого фактора. Есть только ученик и компьютер. Компьютеру не скажешь: «Я учил, просто забыл». Перед компьютером бесполезно выдавливать слезу и просить о «тройке». Ты либо сдаёшь экзамен, либо нет, и права на ошибку не существует. Но, если перенести факт бессознательного переноса качеств с одного человека на другого, взяв за основу их схожесть, получается, что менеджер по персоналу всячески со своей стороны будет рекомендовать начальнику взять на работу кандидата, который напомнил ему человека, с которым у него и по сей день тёплые и доверительные отношения. Другое дело, что мы вряд ли способны предугадать, на кого именно окажемся похожи в общении с каждым отдельно взятым человеком – на его друга или на врага.

Часто отбору удалённых сотрудников уделяют меньше внимания, потому что по большому счёту без разницы, кто сидит по ту сторону экрана или телефона, главное – чтобы работал. Однако, руководителям следовало бы задуматься, что психологические законы работают независимо от того, верим мы в них или нет, а незнание, как известно, не освобождает от ответственности. Риск упустить достойного сотрудника или взять на работу бездельника ложится на плечи начальника, а не менеджера по отбору персонала.

Да, Интернет не совершенен. И он не панацея от всех проблем. В каждой сфере и каждой отдельно взятой организации система требует индивидуального подхода. Переход к автоматизации за счёт информационных технологий нужен и важен, но машины никогда не заменят людей в полной мере. Например, в поликлиниках и отделениях почты России катастрофически не хватает автоматизации отдельных процессов. В то же время при приёме на работу удалённого сотрудника посредством общения через Интернет следовало бы сверять заключения нескольких специалистов о кандидатах на вакансии: менеджера по подбору кадров, психолога, руководителя подразделения. Да и в образовании же было бы неплохо учитывать не только данные компьютера по итогам экзаменов.

Можно «вырастить» искусственный интеллект, но сознание, интуицию и душу вряд ли…

Поделитесь с друьями:

Leave A Reply