По неофициальной статистике в Нижневартовске проживает более пятисот инвалидовколясочников. Однако, горожане совсем не часто могут увидеть их на улицах города. В эпоху, когда безбарьерная среда стала трендом, многие из них попрежнему редко выходят из дома. Дмитрий Березин попытался узнать, почему.

54-летняя Ирина Павловна Черепанова живёт в типовом 16-этажном доме, каких в Нижневартовске десятки. Она встречает нас – меня и моего друга — сидя в коляске, на пороге своей светлой уютной «однушки». Ноги неестественно подогнуты – они парализованы вследствие перелома двенадцатого позвонка. Ирина Павловна впускает нас внутрь и сходу предлагает выпить чаю. Вежливо отказываемся, чтобы поскорее выйти на улицу, и понять на деле, как люди с ограниченными возможностями чувствуют себя за пределами своей квартиры.

В то время как улыбчивая и не растерявшая оптимизма Ирина Павловна одевается в соответствии с сибирской осенью, рыжий «британец» Сёма недоверчиво выглядывает из туалета, гостей он видимо наблюдает не часто. Поручень в туалете – единственная вещь, напоминающая о том, что в этой квартире живёт человек с ограниченными возможностями.

Пока ждём лифт и спускаемся с одиннадцатого этажа, Ирина Павловна рассказывает: «В инвалидную коляску я села в 1997 году. В то время работала фельдшером в благотворительной больнице на улице Мусы Джалиля и травму, приведшую к инвалидности, получила на работе. Как это случилось, рассказывать не хочу, извините, тяжело вспоминать. Судиться тогда не стала, а потом и было уже не с кем – больница перестала существовать».

На первом этаже подъезда стандартный пандус для детских колясок с углом в 45 градусов, самостоятельно спуститься по такому инвалид-колясочник не в состоянии. Спускаем коляску, с сидящей на ней Ириной Павловной, подняв её над ступеньками. Проделать такое под силу только двум мужчинам, да и то, в хорошей физической форме.

«Чтобы можно было спуститься самостоятельно, у пандуса угол должен быть не больше 30 градусов. Но в подъезде места не хватит, ведь для этого пандус нужно удлинять. Остаётся вариант с подъёмником, для которого как раз есть площадка сбоку от лестницы, но это очень дорого стоит, и никто этого делать не будет», – грустно констатирует Ирина Павловна. Справедливости ради, стоит отметить, что моя собеседница не делала запрос в официальные органы на установку такого подъёмника. Говорит, что не слышала хотя бы об одном положительном случае и просто не верит в успех этой затеи.

На выходе из подъезда та же проблема. Хоть ступеньки всего две, а для инвалида на коляске и они непреодолимое препятствие. «Здесь есть место, чтобы сделать пандус с нужным углом. Ну, и поручень ещё нужен, чтобы держаться руками при спуске, он здесь ни кому не помешает», – объясняет Ирина Павловна.

Через 5 минут я уже поворачиваю коляску с не большой улицы Мусы Джалиля на одну из центральных – Ленина. Путь к ближайшему супермаркету проходит не по гладкому асфальту, а по бетонным плитам, и это – тротуар одной из главных транспортных артерий города.  Помимо эстетической стороны вопроса, для человека в коляске актуальна еще и практическая – он отлично чувствует на себе каждый стык между плит, каждую ямку.

Останавливаемся у супермаркета, вход в него для нас фактически закрыт: впереди пандус, имеющий слишком большой угол, и бордюр перед ним, на который инвалиду-колясочнику забраться не под силу. Попасть в этот супермаркет на коляске можно, но опять-таки, с чьей-то помощью.

  • А как же вы продукты достаёте?- спрашиваю я у своей собеседницы.
  • В соцзащите («Комплексный центр социального обслуживания населения «Диалог» — прим.автора) можно заказать. До 5 килограммов за раз привозят,- отвечает Ирина Павловна.
  • Бесплатно?- предполагаю наивно.
  • Да конечно! Раньше это 80 рублей стоило, а теперь Подорожало всё: социальное такси вместо 31 рубля стоит 240; столько же стоит и оплата коммунальных услуг, которая раньше обходилась в 100 рублей.

Возвращаемся на улицу Ленина, направляясь к первой городской поликлинике, куда зимой Ирина Павловна смогла попасть только благодаря помощи горожан. «Обычно я врача на дом вызываю, но тут нужно было самой приехать в поликлинику. Заезд там хороший – постепенный пологий подъём, но, так как дело было зимой, глянцевое покрытие плитки не давало мне подняться, колёса постоянно проскальзывали. Вышли двое мужчин, и затащили меня»,- вспоминает с улыбкой Ирина Павловна.

По пути к поликлинике замечаем у крыльца одного известного частного банка кнопку «Вызов персонала». Чтобы попасть в банк, нужно преодолеть с десяток ступенек. Нажимаю на кнопку вызова, заинтересованно ждём: одну минуту, вторую – никого. Ирина Павловна слегка улыбается, как будто заранее знает результат проверки. Прошу её подождать и захожу внутрь. Кроме девушки – сотрудницы банка и одинокого клиента, в помещении никого.

— У вас кнопка вызова персонала работает?- спрашиваю у сотрудницы.

  • Работает, я слышала звонок, но сейчас с клиентом занята,- отвечает она.
  • Хорошо, а когда освободитесь, вы в одиночку коляску с инвалидом сможете по ступенькам поднять?- задаю я, по сути, риторический вопрос.

Девушка, потупив взгляд, молчит. За неё уверенно отвечает клиент банка – мужчина лет тридцати:

— Я могу помочь, если нужно.

— Спасибо конечно, но ведь клиентов может и не оказаться в банке,- говорю я и следую к выходу.

Ирина Павловна, ничуть не удивившись, делится своими мыслями: «Это частая история. Многие вешают эти кнопки, поскольку того требует закон, что называется «для галочки». А на деле работает мало где. Хотя, например, в стоматологии, где я лечу зубы, система исправна – после нажатия кнопки быстро выходят два парня-фельдшера и поднимают меня».

За разговорами подходим к перекрёстку улиц Ленина и Нефтянников, от него 150 метров до поликлиники. Но перейти улицу Нефтянников на этом пешеходном переходе у нас не получается – с высокого бордюра нет ската для коляски, кусок асфальта куда-то подевался. Приходится увеличивать свой маршрут на квартал и переходить дорогу на перекрёстке улиц Нефтянников и Омская.

Добираемся до крыльца поликлиники, слева от него отличный заезд для колясок. «Смотрите-ка, постелили поверх плитки ковролин – проблема решена, смогу и зимой подняться», — радостно резюмирует Ирина Павловна. Она демонстрирует, с какой лёгкостью инвалид-колясочник может добраться до нужной ему двери, если об этом хоть немного позаботятся.

Мы возвращаемся домой по улице Омской и замечаем, что почти все новые дома в районе оснащены пандусами и заездами. «Видите, новые дома уже строят, что называется для всех. Так что положительный сдвиг есть, про нас начали больше думать, а со временем, уверена, станет ещё лучше»,- строит оптимистичные прогнозы Ирина Павловна. Как будто в подтверждении её слов, проходя мимо одного из новых домов, мы замечаем со стороны улицы Омская специальный подъезд для инвалидов-колясочников, с подъёмником, о котором так мечтает моя героиня.

Почти вернувшись обратно, натыкаемся на маленький продуктовый магазин, он стоит прямо через дорогу от дома Ирины Павловны. На стене перед ступеньками характерный для кнопки вызова персонала значок – инвалид в коляске, а вот кнопки самой нет.

Я захожу внутрь и пытаюсь найти кого-то из администрации. Молодой парень лет тридцати – работник магазина, с характерным кавказским акцентом говорит, что никого из начальства нет, и рассказывает про отсутствующую кнопку: «Она была у нас с самого открытия. А в прошлом году её сорвали мальчишки какие-то. Сначала баловались – звонили и убегали, а потом вот оторвали». На вопрос почему снова не установили кнопку вызова, парень, конечно ответить не смог, но клятвенно заверил, что пока она была, инвалидам помогали.

Подходим к подъезду Ирины Павловны. Я уже без друга, потому смотрю по сторонам в поисках помощника – надо как-то забираться обратно. У соседнего подъезда стоит парень лет двадцати в чёрном спортивном костюме, c двумя бутылками пива в руках и суровым взглядом. Подхожу к нему и прошу помочь поднять коляску, его взгляд смягчается, насколько это возможно и становится даже каким-то сочувствующим. Он отвечает: «Без базара, конечно, помогу», и мы доставляем Ирины Павловну к лифтам. Во второй раз от горячего чая я не отказываюсь.

Мы сидим на чистой, приятной кухне Ирины Павловны и обсуждаем двухчасовую прогулку по микрорайону. Говорим о том, что добрые люди найдутся всегда, да и инициатив хороших не мало – чувствуется, что о проблеме знают и помнят. Только где-то ответственности не хватает, где-то дисциплины, а где-то, как в том магазине с оторванной кнопкой – терпения. Как будто что-то хорошее и важное начато, но не исполнено, не доделано. Может пора доделывать?

Поделитесь с друьями:

Leave A Reply