Наша страна сегодня стоит на пороге важных решений в какую сторону ей двигаться, какие исторические ориентиры принять. Думаю, что масштаб сопоставим с выбором который она сделала в 1991 году превратившись из СССР в 15 национальных республик.

Национальная память в России принимает порой довольно причудливые обороты. Впрочем наша страна не уникальна в этом. Многие страны имеет похожие векторы развития исторической памяти.

Официальная история одобренная государством, постоянно переписывается. Об неоднократно упоминает в своих работах доктор исторических наук Виктор Шнирельман. Ее дополняют, из нее убирают какие-то факты которые могут навредить репутации страны и самоидентификации граждан.

Историческая память страны делится на две важнейших части: официальную и личную. Официальную память как конструктор собирает государство. И как я уже писал выше использует ее в своих личных целях. Личная же память — это субъективное отношение к политике в стране, личные эмоции и переживания. Она также не объективна, но более живая.

Оба типа национальной памяти как две картины в разных стилях. Если первая напоминает агитационный плакат, то вторая похожа на пеструю акварель где присутствует множество тонов и красок.

Существует огромное количество исторических фактов не известных широкой публики. В нужный момент по команде государства их отбирают историки, трактуют и пускают в широкий оборот. Об этом событии упоминают в документальных фильмах, им посвящают различные дискуссии.

К сожалению народ полностью доверяет тому, что говорит ему государство. И лишь небольшое меньшинство имеет альтернативную точку зрения на исторические процессы и память. У населения нет выбора в каком ключе изучать историю. Исторические нарративы нужные государству начинают преподавать в школе. Поэтому у школьников тоже нет выбора. Зачастую учителя не поощряют какое-то свободомыслие или не согласие с позицией официальной истории и исторической памятью. Наша школа учит пассивности, соглашательству. Поэтому у выпускников складывается четкие исторические ценности и их затем трудно изменить, но все же возможно.

За примерами далеко ходить не надо. Помню какими были разными позиции по историческим вопросам двух типов людей: советского и выросшего в новой России.

Идейные советские люди четко и ярко воспринимали определенные исторические факты и не хотели слышать отличную точку зрения. Да и сейчас не хотят. Ну, например, политику товарища Сталина, голодомор, систему ГУЛАГ, события в Венгрии и Чехословакии, Чернобыль, Афганистан. А также простые бытовые моменты. Я от своих родных неоднократно слышал высказывания о том, что при советском строе они чувствовали себя более защищенными, было очень много бесплатных услуг, льгот, большая мобильность, обилие дешевой и вкусной еды (касаемо 90-х годов).

Я неоднократно размышлял над всеми этими доводами о качестве жизни, однозначными взглядами на события истории и осознал тот момент, что информационный фон в Советском Союзе бы совершенно отличен от российского. Он был буквально накачан позитивом. Советские СМИ можно назвать медиа хороших новостей. Везде публиковались различные статьи и победах, о пятилетках, о том как хорошо жить при советском строе и практически не говорилось о каких-то негативных моментах из жизни советского человека. Информационный фон был абсолютно зачищен. Ну несомненно негатива хватало и в то время. Кстати, его тоже вспоминают, но каким-то образом обособляют. Был и был, а вот теперь такое творится, говорят некоторые представители советского поколения. При советском строе на законодательном уровне даже были запрещены публикации о криминальных происшествиях коих было достаточно. Здесь прослеживается историческая амнезия. Российские граждане выросшие в советском союзе любят в контексте личной памяти опускать нелицеприятные моменты в жизни.

Касаемо трактовки событий исторического масштаба страны советских граждан можно понять ведь им преподносилось одна, зачастую безальтернативная, точка зрения.

Политика в нашей стране как пластична она имела свои перегибы и в истории нашей страны, даже в советский период были разные исторические ориентиры.

Распрощавшись с советским строем многие российские граждане не изменили своей советской ментальности. В 90-х годах она казалась архаичной и у меня было убеждение, что оно пройдет со сменой поколения. Современному российскому поколению молодых людей передалась, та советская оценка в том числе и исторических событий. Новая российская власть, пришедшая на смену Ельцину, с удовольствием подхватила эту грусть по совесткому ура-патриотизму и моральным идеалам. Вместе с криминальной культурой 90-х и культурой заключенных эти три ментальности приобрели причудливые формы.

Сейчас российское государство взяло вновь определенные приемы из советской исторической модели. Сохранилась и политика поощрения выражения самобытности у этносов.

В этой политике появился и свой колорит. Стали прославляться важные исторические события которые были не ко двору при советском режиме. Русские победы над всевозможными врагами. Также стало меняться и отношение к русским самодервжцам. Их демонизм стал сглаживаться необходимостью действовать жестко в сложившейся для страны ситуации. Стала восхваляться и русская православная церковь бывшая в забытье при советском режиме. Еще недавно казавшаяся маргинальной точка зрения о том, что Иван Грозный и товарищ Сталин были самыми лучшими правителями на земле Российской, стала сейчас и не такой уж одиозной. Сегодня множество официальных лиц используют риторику прославления неоднозначных личностей.

Вновь можно заговорить о нарастании ура-патриотизма, радикального национализма, коммунизма, каких-то извращенных видов учений. Адепты каждой идеологии конструируют приятную для себя историческую модель страны. Отдельные черты этих политик прослеживаются и в официальных исторических трактовках событий в СМИ.

В конце 80-х годов еще при советском режиме и с переходом России на рельсы новой государственности стали возникать идеи национализма. Причем не только в самой России, но и бывших республиках СССР. Молодая федерация также пестрела обилием всевозможных националистических идей. Каждый этнос хотел автономии, а многие и вовсе независимости от Москвы. Яркий пример борьбы за свою независимость — это Чеченская республика. Менее яркий, но имевший без политической воли тогдашнего руководства этих республик, возможность вырасти в полномасштабных конфликт, пример — это Татарстан, Башкирия. Множество национальных республик в своих конституциях провозглашали себя независимыми и вступившими в ассоциативные отношения с Россией. Да и сам Борис Николаевич тогда прямо заявил: «Берите суверенитета сколько хотите!».

В России многие процессы из истории развития цивилизации происходили с некоторым опозданием. В том числе и осознание своей национальной идентичности. Огромное влияние на русскую элиту начала XIX века оказала возможность выезда за рубеж и Французская революция. Революция взбудоражила умы российских мыслителей. Они посещали Францию, беседовали с французскими интеллектуалами. Напитывались новыми идеями и о переустройстве жизни в Российской Империи.

Так постепенно стали появляться борцы за нацию.

Вторым рождением национализма в современное время можно назвать эпоху перед развалом СССР. Когда стали появляться различные маргинальные движения националистического толка. В советских республиках еще больше обострились националистические движения, а русские стали восприниматься не как подобие над нации, а как колонизаторы и угнетатели. Всем хотелось самоопределения. Такие же процессы стали происходить и в самой России. Что привело к обилию национальных движений в постсоветской России.

После распада СССР возникло множество конфликтов на национальной почве. В том числе и в России. Отделение Чеченской республики сопровождалось долгим военным конфликтом. Затем Чечню снова включили в состав России. Невероятно сложными усилиями удалось погасить националистические настроения царившие в этой республике.

Национализм в России пестр. Он имеет множество течений от самых радикальных до умеренных. Сейчас, на мой взгляд, складывается ощущение, что государству нужны такие шовинистические настроения. Оно подогревает на медленном огне эти настроения. Взять в пример разбои фанатов-националистов из футбольных клубов на которые полиция закрывает глаза и действует мягко. Знаменитую овощебазу в Бирюлево. Оккупай педофиляй и гетерофиляй. Ну и обилие радикалов из России в восточных областях Украины где идет война. Мне кажется разговоры о том, что власти просто боятся радикальных националистов не правильны. Они совсем их не боятся, а аккуратно используют их в своих целях для моделирования настроений в России. Возможно в свете последних событий власти ослабят поводок, а то и вовсе обрежут цепи таким вот движениям и их лидерам.

Российское общество все более и более радикализуется и это не хороший знак. Процесс собирания и разбирания конструктора исторической памяти, исторических идей происходит у нас на глазах. Приспосабливаться к такой исторической ветрености государства непросто ведь у человека всегда однозначно и четко складывается представление о национальной памяти и изменить ее сложно.

Историческая память все же познается из многих источников, не только от государства. Их большое количество. Но граждане нашей страны в основном черпают информацию для своих убеждений из школьных занятий, телевидения и книг.

Историческая память не имеет одной единственной, истинной трактовки. Нужно лишь признать, что здесь нет абсолютной истины. А есть множество правд и истин. Не зря есть поговорка: у каждого своя правда. Она как нельзя верная в этом контексте.

У каждой страны были свои трудности, препятствия в процессе своего развития. Россия одно из государств долгожителей испытала на себе множество ошибок и лишений. Хочется надеяться, что процессы демократизации и гуманизации, происходящие в человеческой цивилизации, обретут свое развитие и в нашей стране. Историческая память не будет служить оружием государства в борьбе за умы, а станет на службу обществу и оно будет.

Поделитесь с друьями:

Leave A Reply