Термин «социальное предпринимательство» для многих пока нов и непривычен — даже для тех, к кому это относится напрямую. Семья Котеговых в городе Омутнинске Кировской области основала маленький конный клуб «Юный наездник», где занимаются взрослые и дети с 3 до 15 лет, в том числе с ограниченными возможностями. Возможность общаться с животными и верховая езда – то, что Ахлима и ее муж Виктор подарили родному городу. До этого в Омутнинске обычный конь, изредка громыхавший телегой по дороге, удивлял гораздо больше, чем автомобиль стоимостью в несколько миллионов.

50 рублей за настоящую лошадь

Первый раз лошадь, которую можно было погладить, и на которой можно было прокатить детей, появилась в городском парке 12 июня 2011 года – в День России. Парк – звучит громко для зеленой зоны, зажатой между четырьмя оживленными улицами, где в двух шагах друг от друга задний облупившийся фасад Дворца культуры, хоккейная коробка, старые гаражи и горки, детская площадка, сцена советских времен, несколько асфальтовых дорожек, скамейки с зубчатыми спинками и редкие деревья.

Сад природной терапии, расположившийся на окраине Пскова, возник благодаря усилиям местного Центра лечебной педагогики. Как рассказывает специалист центра Оксана Сухарева, идея создания «особого» ландшафта появилась у сотрудников центра несколько лет назад. У нас есть школа—партнер в Германии, мы систематически ездим в нее на стажировки. В этих поездках нам не раз доводилось посещать сенсорные парки и садики, рассчитанные на детей, подобных нашим воспитанникам. Мы с коллегами давно мечтали сделать такой садик у себя в центре, и одно время даже хотели самостоятельно взяться за его устройство.

Рыже-золотистый уэльский пони Ариадна и ее хозяйка, приветливая и всегда немного взволнованная – не слишком вписывались в облик парка вятского провинциального городка. Из газет омутнинцы узнали, что Ахлима написала бизнес-план и получила в Центре занятости населения, где состояла на учете, 58 тысяч рублей на открытие дела по программе поддержки начинающих предпринимателей.

— Мне говорили, что зарабатывать деньги на прокате в нашем городе невозможно, и очень хотелось доказать обратное, — призналась Ахлима. – Мы с Виктором добавили денег и купили Ариадну за 80 тысяч рублей. Это было не только дело принципа. Мы давно мечтали держать лошадей, потому что выросли в частном секторе города и с детства умеем ухаживать за животными, любим их. Я по образованию юрист, муж работал в лесной промышленности, но мы стремились заниматься тем, что не только приносит доход, но и удовольствие, и что нравилось бы людям.

Еще Ахлима мечтала, чтобы дети, у которых дома нет и хомячка, могли общаться с добрыми и ласковыми лошадьми. Даже в Омутнинске, где многоквартирные дома только в центре, а численность жителей не превышает 25 тысяч человек, первое знакомство многих малышей с животными происходит в игрушечном магазине и продолжается там же. Ребенок может жить в доме на совершенно деревенской с виду улице и знать лишь соседскую «ав-ав» на цепи и «мяу», которого нельзя гладить.

Самым непростым был первый год, — рассказала предпринимательница. – Труднее всего было завоевать доверие родителей – к нам долго присматривались, интересовались, что я за человек, какой характер у пони, можно ли нам доверить детей. Кому-то было жаль 50 рублей на поездку для ребенка – претензиями доводили до слез. Я уставала объяснять, что лошадь хочет и есть, и пить, что за ней нужно ухаживать, перевозить ее на машине. Я поняла, что все в порядке, когда позднее мы с Ариадной и Бьюти – второй лошадкой – катали ребят, одного за другим, по 12-13 часов в день. Я сбивалась с ног, но это была приятная усталость! Дети стали называть меня «лошадкиной хозяйкой» и «лошадкиной мамой», и это тоже радовало – они же любя.

600_450_000_loshadkina_hoziayka_V1 Ахлима Котегова и лошадь Маня, которую спасли от голодной смерти в 2011 году. Фотограф Виктория Ушакова

402_604_000_loshadkina_hoziayka_V2Триннадцатилетний Костя Котегов с Ариадной — первой лошадью, которую приобрели предприниматели. Фотограф Ольга Скрябина. Из архива семьи Котеговых

604_452_000_loshadkina_hoziayka_V3Пятилетний Рома Котегов, как и другие маленькие дети, любит кататься на пони Орлике. фотограф Ольга Скрябина. Из архива семьи Котеговых

600_394_000_loshadkina_hoziayka_V4 Виктор Котегов на русском рысаке Ва-Банк Локе. Фотограф Андрей Кириллов. Из архива семьи Котеговых

386_604_000_loshadkina_hoziayka_V6Одиннадцатилетний Ильдар Котегов на лошади Бьюти. Фотограф Ольга Скрябина. Из архива семьи Котеговых

 Одна из клиенток Ахлимы, Светлана, рассказала, что впервые ее сын сел на пони в 1 год и 7 месяцев — а сейчас мальчику 4 года. «Это я в детстве в деревне видела целые табуны, а Саша никогда в жизни не встречал живых лошадей. Он был так удивлен, поражен и счастлив, что не хотел уходить из парка – думал, что Ариадна исчезнет. Сначала я боялась за него, когда он катался, бегала за лошадью по кругу, но сам Саша, еще такой маленький, нисколько не трусил. Когда он верхом на лошади, я вижу не своего непоседу, а спокойного, собранного и серьезного мальчика. Не знаю, как другие, а мы не жалели денег на поездку.

Первые заработки, сбережения, зарплату главы семейства и каждую копейку – все с опасением и надеждой Котеговы вкладывали в развитие любимого дела. «Я недолго уговаривал жену открыть дело. Все-таки, огромную роль сыграла наша общая любовь к лошадям, — пояснил Виктор. – Сначала было страшно, но в любом начинании есть риск, просчитать все до конца невозможно. Очень рад, что все получилось, нравится видеть радость в глазах детей – их эмоции самые искренние».

Сегодня у Котеговых девять лошадей, в том числе русский рысак и жеребенок, конюшня на 10 мест, нарядные сани и повозка, и целое подворье с овцами, теленком, кроликами и домашней птицей. Правда, все это в деревне Ежово в 11 километрах от Омутнинска. Семье пришлось переехать, чтобы иметь достаточно земли для выпаса и заготовки сена. Чистый воздух, красивая природа, речка Вятка в 300 метрах от дома – все в придачу. Сюда приезжают молодожены, чтобы сделать фото с лошадьми, люди, которые хотели бы посмотреть на сельскую жизнь, соскучившиеся клиенты.

Прибыли от бизнеса хватает и на транспорт, чтобы доставлять лошадей на работу в город, и на содержание подворья, и на нужды семьи с четырьмя детьми. Ахлима и Виктор сами ведут все хозяйство, и изредка подрабатывают по основной профессии. «В конце концов, предпринимателю нелишне разбираться и в юридических вопросах», — смеется Ахлима. Она уже не выглядит всегда немного взволнованной – только иногда: «Благодаря моим лошадям я всегда чувствую позитив».

Показать, что животные — друзья

Супруги Котеговы доказали, что их проект не просто удачен, но и нужен, судя по количеству клиентов. По меркам Омутнинска их не слишком много, но уже достаточно, чтобы строить новые планы. С июня 2013 года предприниматели открыли клуб «Юный наездник», где занимаются верховой ездой несколько десятков ребят в возрасте с трех до 15 лет, которым не хватает прогулок в парке. Клуб временно разместился на городском стадионе, а в этом году, как надеется Ахлима, удастся построить манеж – администрация города выделила участок недалеко от берега пруда.

До сих пор в России понятие «социальное предпринимательство» не сформулировано. Есть масса определений западного образца, например, в статье ученых из The Academy of Management Perspectives в Нью-Йорке было представлено 37 различных определений. По сути, они все сводятся к тому, что социальное предпринимательство должно преследовать «двойную цель» – получение финансового дохода и достижение социальной цели.

С открытием клуба стало проще кататься на лошадях и общаться с ними людям с ограниченными возможностями здоровья. Иппотерапия востребована у почти сорока человек, детей и взрослых, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, ДЦП, проблемами с речью и общением. Ахлима пояснила: «У нас есть девочка, которая очень хочет кататься, но не может держать спинку – мы спроектировали и заказали для нее особое кресло. К сожалению, в России нет специальных седел, приходится экспериментировать».

Котеговы хотели бы открыть конно-спортивную школу и разводить рысаков. Первые шаги сделали: посетили центр в Рязани, где выдают спортивные сертификаты для лошадей, побывали на Казанском ипподроме, в конюшнях и конных школах Удмуртии, Татарстана и Кировской области. Маленькое стадо Котеговых пополнилось лошадьми благородных кровей – с ними, по словам Ахлимы, можно будет участвовать в соревнованиях регионального уровня. Исключение — полутяжеловоз Маша, которую купили, чтобы спасти от голодной смерти.

Что касается мечты о конном заводике, то супруги привезли чистокровного русского рысака от родителей-чемпионов для разведения. Жеребца удалось приобрести благодаря гранту в 300 тысяч рублей от областного правительства – в конце прошлого года Ахлиму наградили за победу в конкурсе предпринимателей, работающих с детьми. Денег хватило также на пару новых седел. О дальнейших планах хозяйка говорить пока не стала – у нее в запасе сюрприз.

Начать с одного пони и детского аттракциона, а через 2,5 года расширять конюшни и приглашать горожан в деревню в гости к лошадям — все это оказалось реальным. И понятно, что предпринимателям ничего не падает с неба — они постоянно решают проблемы с земельными участками и строительством, ищут квалифицированных ветеринаров, успевают проводить благотворительные акции для детей из местного приюта и праздники с участием лошадей. Для приезжих построили гостевой домик – там на стенах скоро будут десятки рисунков, которые дети сделали в подарок лошадкиной хозяйке.

Ахлиме трудно объяснить такой темп работы – говорит, на многое не рассчитывали, но после переезда в Ежово захотелось развиваться дальше, все успевать, да и дети подрастают, помогают. Родители мечтают, что конюшни перейдут в наследство сыновьям – все четверо так же обожают лошадей. Даже самый младший, двухлетний, уже выбрал себе любимицу и начинает плакать, если видит, что на ней ездит кто-то другой.

— Многие думают, что в деревне нечего делать и плохо жить, но я с этим категорически не согласна. У нас свое хозяйство, я всегда знаю, что едят мои дети. Они растут самостоятельными, у каждого есть свои обязанности. Даже у пятилетнего Ромы своя маленькая работа – он кормит кроликов, чем очень гордится. Вот в квартире, в четырех стенах, действительно делать нечего – ни взрослым, ни, тем более, детям. Только за компьютером и перед телевизором остается сидеть.

Котеговы хотели бы развивать сельский туризм, чтобы показать, что жизнь в деревне тоже может быть интересной, и что животные – друзья. Только находясь рядом с ними, дети могут научиться их понимать и любить. «Однажды к нам привели девочку из Германии, она ни разу в жизни не видела живых лошадей и коров, — этот случай Ахлима хорошо запомнила. – Ребенок спросил у дедушки, тот ли это аппарат, который дает молоко? Дети, которые так далеки от природы, воспринимают животных как неживых, не чувствующих, а потом мы удивляемся, как кто-то может над ними издеваться».

Бизнес для людей

— Ахлима, вы понимаете, что вам не просто повезло заниматься любимым делом всей семьей, что это нечто большее? Не просто бизнес для людей – для людей и магазины строят. Ваша идея с лошадьми пусть немного, но изменила маленький город, вы радуете малышей и их родителей, кто-то из детей учится ездить профессионально, а кто-то – вспомнить ту девочку со специальным креслом – сядет на лошадь, что раньше казалось невозможным. Ваша мечта о том, чтобы городские дети знали животных не по картинкам, тоже понемногу, но сбывается.

— Да, я согласна, что наш бизнес – социальный. Но как бы он не назывался, и как бы я не уставала, и что бы ни говорили злые языки, я счастлива. Мы с мужем делаем то, о чем мечтали. И все это для детей – наших и всех других. Это — настоящая жизнь!

Материал Виктории Ушаковой для сайта ЧасКор (http://www.chaskor.ru/)

Поделитесь с друьями:

Leave A Reply