Бродвейский продюсер Дэвид Биндер стал очевидцем необычного фестиваля в Сиднейском пригороде Минто, где местные жители отплясывали на газонах возле своих домов. В своём выступлении на TED University он рассказывает о представлениях, которые стирают границы между актёрами и зрителями.

Дэвид Биндер родился в 1967 году в Лос-Анджелесе, штат Калифорния, он ведущий бродвейский продюсер, обладатель премии «Тони» за лучший возрождённый мюзикл и номинант на премию за лучшую пьесу. На счету Биндера художественный фильм «Изюм на солнце» и шоу La Guarda в Нью-Йорке. А ещё он занимается изучением истории фестивалей и их роли в развитии и самоопределении городов.

Однажды продюсеру довелось побывать в столице Австралии Сиднее. В холле местного отеля он увидел брошюру, посвященную предстоящему фестивалю, и его внимание сразу же привлёк красочный заголовок «Минто: Живое представление». А дальше рассказывалось, как во время фестиваля всё Сиднейское предместье Минто становится спонтанной сценой для выступлений, где местные жители в танце рассказывают о себе и о жизни своего города. У Биндера были другие планы, но он не смог отказаться от такого зрелища.

Был очень яркий солнечный день, который сам по себе создавал праздничное настроение. Попав в общий поток машин, продюсер плавно переместился в пригород Минто, и там вместе с другими зрителями бродил по улицам от дома к дому. А местные жители-актёры, выходили из своих жилищ, устраивали автобиографичные танцы и маленькие представления прямо на месте, иногда отплясывая на своих собственных газонах. Это шоу было устроено в сотрудничестве с английским театральным коллективом Lone Twin, который проводил репетиции с местными жителями. Следуя по улицам, продюсер увидел, как из одного дома вышла красивая индианка. Она медленно начала двигаться и постепенно её движения превратились в зажигательный танец. Потом из окна выглянул её недоумевающий отец, но не удержался и тоже присоединился к танцу. За ним последовала и его младшая дочь. И вот уже трое танцуют, и их движения сливаются в один ритм. Так местные жители рассказывают о себе и о культурных традициях города, в котором они живут. Этот фестиваль их собственный, непохожий на другие, он объединяет участников, вызывает чувство гордости и патриотизма.

Дэвид Биндер был восхищён увиденным действом и отнёс его к новому виду фестивалей 21 века. Он хорошо изучил историю и считает, что фестивали современного искусства возникли на руинах второй Мировой Войны, когда всё вокруг ещё было застывшим в каком-то культурном обледенении. Фестивали были созданы, чтобы растопить лёд и отогреть души людей. Они должны были привлечь внимание к культуре, как к наивысшему проявлению человеческого духа. В 1947 году состоялись первые фестивали Авиньоне и Эдинбурге.

Организатором Авиньонского фестиваля был французский режиссёр и актёр Жан Вилар. Он мечтал о единении театра и демократического зрителя и решил вывезти свой Национальный народный театр из Парижа в Прованс. Публике понравились встречи с парижским искусством и фестивали стали проводиться каждый год. Позднее в Авиньон начали приглашать театры не только из Парижа, но и из других стран.

В Эдинбурге всё обстояло иначе. Однажды режиссёр Рудольф Бинг, проходя по улице Принцев, был поражён видом местного замка и задумал организовать здесь фестиваль, который объединит всю Европу. Постепенно планы были воплощены в реальность. В отличие от Авиньона, в Эдинбурге можно увидеть не только искусство театра и танца, но и оперу, и балет. Здесь можно послушать симфонические концерты и побывать на вечерах вокала. В Эдинбурге проводят фестиваль кино, джаз-фестиваль, фестиваль книг и фестиваль военных оркестров.

Дэвид Биндер вспоминает, как возникали всё новые и новые празднества искусств. Появились такие звёзды, как певица и перформансистка Лори Андерсон, хореограф и создатель собственного стиля танца Мерс Каннигем, режиссёр и постановщик концертных программ Робер Лепаж. Был создан девятичасовой спектакль Питера Брука «Махабхарата», показывающий бесконечное множество аспектов человеческого существования, и опера «Эйнштейн на пляже» Роберта Уилсона, соединившая в себе различные виды искусств: музыку, декламацию, танец, драматическое действие, пантомиму и элементы цирка. Это были незабываемые представления, но они были всего лишь зрелищами, в которых зрителю не нужно проявлять активность.

Мир не стоит на месте, развивалась наука, технологии, появился интернет и словосочетание «всеобщая глобализация». Возник новый вид фестивалей, который предлагает зрителям становиться актёрами, главными действующими лицами, партнёрами, а не просто пассивными наблюдателями. Например, в латиноамериканском шоу De La Guarda, продюсером которого является Дэвид Биндер, нет ни кресел для зрителей, ни каких-либо правил или ограничений. Только замкнутое черное квадратное пространство и люди, наблюдающие за разворачивающимся действием. На зрителей обрушивается заряжающий шторм неукротимой музыки и волнующих образов. И каждый решает сам, быть ему в центре событий или просто наблюдать. Или интерактивные постановки британской театральной труппы Punchdrunk, основанной Феликсом Барретом, где зрители перед входом надевают белые венецианские маски и становятся соавторами спектакля. Наблюдая за игрой актёров, они передвигаются из комнаты в комнату и, достигнув полного погружения, словно попадают в страну зазеркалья, где режиссёр кричит: «Снято!».

Новые шоу помогают нам взглянуть на привычные вещи другими глазами. В шоу австралийской компании Back to Back задействованы люди с ограниченными умственными способностями. Зрителей рассаживают и выдают им наушники. Актёры среди зрителей, но их нельзя различить, можно только услышать. А французская компания Royal De Luxe использует для своих представлений гигантских кукол-марионеток, которые заполняют город и живут в нем несколько дней. Для проведения шоу «Слон Султана» куклы пришли в центр Лондона и просто очаровали его своей историей, превратив город в сообщество, где царят безграничные возможности. А спустя некоторое время в «The Guardian» появилась статья Лин Гарднер , где она писала о том, что великий фестиваль может показать нам карту мира, карту города и карту нас самих, но нет зафиксированной модели его проведения.

Бродвейский продюсер Дэвид Биндер не устаёт восхищаться фестивалями 21 века. И трудно не согласиться с тем, что они делают нашу жизнь ярче, объединяют людей и улучшают наше общее психологическое самочувствие.

Поделитесь с друьями:

Leave A Reply