Григорий Асмолов – сооснователь известной краудсорсинговой платформы «Карта помощи», которая помогла скоординировать усилия тысяч волонтеров в 2010 году в России для помощи пострадавшим от лесных пожаров. Сейчас Григорий заканчивает работу над диссертацией о краудсорсинге в Лондонской Школе Экономики, совмещая науку с работой заместителя главного редактора в лондонском проекте Russian Gap. Ольга Сливко записала его выступление на тему того, что такое краудсорсинг и чем он может быть полезен.

Что такое «краудсорсинг»?

Понятие «Краудсорсинг» возникло вместе с появлением сетевых технологий, позволивших объединить пользователей в сети при помощи Интернета. Так возникла новая реальность, в которой пользователи, объединенные сетью, тали восприниматься как полезный ресурс.

Еще в начале 2000-х годов вышли книги Джеймса Суровецки «Мудрость толпы» («The Wisdom of Crowds») и Говарда Рейнгольда «Умная толпа» («Smart Mоbs»), в которых авторы впервые показали, что пользователи Интернета могут эффективно решать задачи, которые иногда не могут решить узкие специалисты. Более того, технологии позволяют определить более эффективные сегменты сети для решения конкретных задач.

Впервые определение термину «краудсорсинг» предложил Джефф Хове в журнале «Wired» в 2006 году. Согласно этому определению, «краудсорсинг» — новая бизнес-модель, которая привлекает сетевую толпу к решению задач.

С тех пор, появилось множество определений, но в большинстве из них присутствуют основные элементы краудсорсинга – сеть как инструмент мобилизации, пользователи как обладатели ресурсов, и сами ресурсы, направленные на выполнение конкретной задачи.

Ресурсы могут быть разные:

  • Физические: когда людей собирают через Интернет, но для выполнения задания нужно куда-то пойти и что-то сделать;
  • Сенсорные: когда при сборе данных пользователей сети просят сообщить, что они видят вокруг (например, для проекта, в котором мониторят перемещения птиц);
  • Интеллектуальные: опыт и знания пользователей в конкретной области;
  • Аналитические: не надо обладать конкретными знаниями, но нужно уметь системно анализировать информацию;
  • Финансовые: «краудфандинг» – частный случай краудсорсинга, ориентированный на сбор средств для осуществления какого-либо проекта. Например, для запуска Russian Gap Григорий с коллегами проводили краудфандинговую кампанию;
  • Другие категории ресурсов: профессиональные или общие, конкретные (если мы знаем людей, которых привлекаем) или нет, проверенные или непроверенные. Также проекты могут быть для всех или с ограничениями по участию.

Проверку собранных краудсорсерами данных можно «краудсорсить»

При сборе данных с помощью краудсорсинга важно помнить, что собранные данные нужно проверить на достоверность и точность, например, если это геолокационные координаты или категории, присвоенные сообщениям пользователями. Анализ и верификацию данных тоже можно «краудсорсить». Например, на платформе, посвященной реагированию на природные катаклизмы, можно, с одной стороны, мобилизовать сенсорные ресурсы для сбора данных, а, с другой, – подключить более узкий круг людей для проверки и классификации данных или их анализа.

Платформа «Ушахиди» и проект «Карты помощи»

Одна из самых известных краудсорсинговых платформ, «Ушахиди» («Ushahidi»), создана в 2008 году в Кении. В переводе с суахили, «ушахиди» значит «свидетельство». Эта платформа одной из первых позволяла собирать данные у широкого спектра пользователей и визуализировать их на карте.

В 2008 году сразу после выборов в Кении начались массовые беспорядки и столкновения, и независимые активисты решили: раз СМИ не дают полной картины происходящего, лучше собрать данные от разных пользователей с помощью Интернета или по смс. Так появилась платформа «Ушахиди». Сообщения пользователей изображались точками на карте. Существовала система категорий для сообщений пользователей, которая позволяла быстро найти и отобразить на карте нужные типы сообщений, например, о погибших или стычках с полицией.

Взяв за основу платформу «Ушахиди», Григорий и его коллеги создали «Карту помощи» (russian-fires.ru) — платформу для сбора информации и координации усилий волонтеров при помощи пострадавшим во время пожаров в Московской области и по всей России. Это был один из самых первых краудсорсинговых проектов в России.

С помощью «Карты помощи» оперативный штаб волонтеров мобилизовал сенсорные ресурсы – для сбора информации о местах возникновения пожаров, гуманитарных потребностях людей. Это, в свою очередь, помогло мобилизовать физические и материальные ресурсы: привлекли много волонтеров и обеспечили помощь пострадавшим от пожаров.

Платформа помогла решить важнейшую задачу – скоординировать ресурсы волонтеров для равномерной помощи пострадавшим. Обычно при катастрофах трудно эффективно использовать ресурсы волонтеров, так как СМИ фокусируются на определенных участках и не отражают картины в целом.

При проведении таких проектов нужно постоянное участие оперативного штаба. Для «Карты помощи», например, был создан оперативный центр волонтеров, которые работали с базой данных. В первое время, в течение трех недель в штабе «Карты помощи» работало 15 — 20 человек, из них в физическом центре находилось 5 или 10 человек, в основном, модераторы контента и программисты. Основные затраты на проект складывались из оплаты телефонных разговоров, домена и хостинга.

Безусловно, такой проект требовал информационной поддержки. Помогли связи Григория: несколько лет назад он работал журналистом в российских СМИ, в том числе в «Коммерсанте». Вообще, использование социальных связей позволяет привлечь внимание к проекту, особенно, при запуске.

Со временем платформа «Ушахиди» ушла вперед, и появилось много других платформ. Позже, для популяризации краудсорсинга как способа организации помощи в кризисных ситуациях Григорий Асмолов с коллегами создали специальный проект. Это виртуальная платформа «Open Рында» (https://openrynda.te-st.ru/), которой может воспользоваться любой желающий для своего проекта.

О реакции власти на деятельность платформы

В России есть тенденция, когда власть воспринимает независимые проекты, мобилизующие ресурсы людей, как угрозу. Волонтеры – независимая сила, которая не подконтрольна, и краудсорсинг поначалу воспринимался именно как угроза, потому что повысил степень эффективности этой независимой силы. Также российские власти воспринимают все, что происходит в Интернете не как возможный потенциал для сотрудничества, а как пиар-угрозу, которая бьет, например, по МЧС. Поэтому в 2010 году никаких попыток закрыть эту первую платформу не было, но не было и сотрудничества, хотя оно получилось с Гринписом и даже РПЦ.

Краудсорсинг – это демократизация?

Краудсорсинг появился давно: государство всегда старалось привлекать волонтеров для бесплатной работы, например, все помнят знаменитые советские субботники. Современные «блогеры против мусора» — то же самое, только опосредованное через Интернет.

В одной из своих статей в журнале «Policy and Internet» Григорий анализирует российскую платформу «Доброволец» как пример вертикального краудсорсинга: помимо мобилизации волонтеров, структура платформы рассчитана на их контроль. На некоторых платформах работает модель «волонтеры контролируют волонтеров».

Но, в целом, краудсорсинг позволяет демократизировать процессы, связанные с мобилизацией ресурсов.

О роли краудсорсинга во время революций

Вокруг арабских революций есть много исследований. Например, книга «Tweets and the Streets: Social Media and Contemporary Activism Book» рассказывает, что главным фактором успеха во время «Арабской весны» было сочетание оффлайновых и онлайновых элементов, важен правильный баланс.

Об ответственности интернет-пользователя за контент

По словам Григория, с одной стороны, растет интернет-грамотность людей. Но также возникают и более манипулятивные способы использования технологий. С учетом обеих тенденций, растет информационная грамотность, но и информационная «безграмотность» и манипуляции.

О «краудсорсинг-бардаке» во время Бостонского марафона

После взрывов на Бостонском марафоне в 2013 году интернет-пользователи воспользовались снимками из соцсетей, чтобы определить, кто подложил бомбу. В результате, некоторые люди были обвинены по ошибке и подверглись травле. Эта кризисная ситуация показала уязвимость краудсорсинга и важность верификации собранных данных. Например, можно выложить фото места в Сирии, о котором говорится в сообщении, и попросить пользователей соцсетей сообщить, узнают ли они это место. При верификации данных краудсорсинг может быть иногда более эффективен, чем при их сборе.»

Краудсорсинг и СМИ

Краудсорсинг может быть полезен для СМИ, которые, с его помощью, могут собирать данные. Особенно часто краудсорсинг используется вокруг кризисных ситуаций, когда возникает потребность собрать и переработать большой поток информации, который сами СМИ переварить не способны.

Иногда СМИ могут столкнуться с проблемой, что размещение карты у себя на сайте и обновление данных на ней сопряжено со слишком большой ответственностью. Гораздо удобнее сотрудничать с группой людей, которые развивают проект на своей отдельной платформе. От них СМИ в сжатые сроки могут получить информацию, предоставляя необходимую медийную поддержку. Так, при сотрудничестве краудсорсинговых проектов со СМИ возникает синергия.

Примечателен пример австралийской ABC (аналога BBC). Компания использовала краудсорсинг во время кризисов, но постепенно перешла к использованию социальных медиа: «зачем создавать специальные проекты для сбора данные от людей, если эти данные уже есть в соцсетях». Поэтому сосредоточились на разработке эффективного инструмента для мониторинга и анализа соцсетей. Одним из примеров такого инструмента может служить «AIDR» («artifical intelligence for disaster response») – искусственный разум для реагирования на катаклизмы, разработанный в Катарском институте компьютерных исследований. Инструмент позволяет вычленять элементы из «больших данных» соцсетей для создания общей картины происходящего.

Полезные ссылки:

Поделитесь с друьями:

Leave A Reply