СПИД – болезнь, появившаяся в конце XX века и имеющая невероятные масштабы распространения и сегодня. Каждые пять минут на земном шаре один человек заражается СПИДом.

Сейчас большинство людей во всем мире имеют представление о способах заражения, методах защиты, симптомах этой болезни.  Но еще более 40 лет назад врачи, столкнувшись с массовым заражением людей неизвестным вирусом и его печальными последствиями, были в полном замешательстве.

Первый сигнал

Исследованием распространения СПИДа долгое время занимался американский журналист Рэнди Шилтс, автор книги «Оркестр продолжал играть…Люди, политика и СПИД». В своей книге он подробно описал все этапы внезапного появления и стремительного распространения этой болезни. Шилтс стал одним из тех, кто привлек внимание страны к начавшейся эпидемии. Его книга — первое подробное исследование медицинских, культурных и политических аспектов болезни открыла занавес драматической истории СПИДа.

Журналист начал изучать СПИД после смерти близкой знакомой — медсестры Греты Раск. Грета работала в одном из африканских поселений и ухаживала за больными неизвестным вирусом. Журналист подробно описал все симптомы больной, которые прогрессировали быстрыми темпами и привели к скоропостижной смерти. Причиной тому, по вердикту врачей, стала пневмония. Анализ крови показал, что у Раск отсутствовали Т-лимфоциты, отвечающие за защиту организма от инфекций. Еще тогда коллега Греты хотел исследовать это заболевание, но профессора переубедили. Как выяснилось позже, этот случай был первым тревожным сигналом о появлении в Африке новой страшной болезни.

По мнению Ренди Шилтса, в США это смертельное африканское заболевание, в буквальном, смысле завезли 4 июля 1976 года, когда страна праздновала свое 200-летие: «Казалось, весь мир собрался вблизи статуи Свободы. Корабли из 55 стран привезли в Манхэттен матросов, которые влились в миллионную толпу, восхищенно взирая на экстравагантную пиротехнику. Все это было затеяно в честь двухсотого дня рождения Америки…Позднее эпидемиологи, мучительно размышлявшие над вопросом, с чего все началось, вспомнят яркую ночь в Нью-Йоркской гавани, толпы матросов и многозначительно отметят: со всего мира прибыли они тогда в Нью-Йорк».

«Голубая чума»

В книге Шилтс описывает первые случаи заражения СПИДом жтелей Нью-Йрка. Зимой 1981 года в госпиталь Нью-Йоркского университета поступило несколько гомосексуалистов с незнакомой для врачей формой саркомы Капоши (множественные злокачественные образования на коже). Весной того же года врачи Лос-Анджелеса обнаружили еще одну категорию больных. Это были тоже гомосексуалисты. Но у всех них обнаружили другое редкое заболевание — злокачественную форму пневмонии. К лету в США насчитывалось уже 116 подобных заболеваний. Механизм был запущен. При этом у врачей были «закрыты глаза». Они «вслепую»  пытались лечить последствия болезни, не зная ее причины. Группа специалистов из Центра по контролю заболеваемости занялась исследованиями. Государство отказывалось их финансировать. В ходе обследований, внимание ученых привлек гомосексуалист, стюард авиалиний «Эйр Канада» Гаэтан Дуглас. По его словам, у него было 2500 сексуальных партнеров по всей Северной Америке. Было выявлено причастие Дугласа к 40 первым случаям заражения СПИДа в Калифорнии и Нью-Йорке. Автор книги назвал его пациентом «зеро». Болезнь связали с гомосексуализмом. «Гей-пневмонией», «гей-раком», «голубой чумой» называли вирус, считавшегося клеймом гомосексуалистов.

Другой путь

В 1982 году среди умерших от «эпидемии иммунодефицита» (так называли вирус специалисты Центра по контролю заболеваемости) были мужчины и женщины с гетеросексуальной ориентацией. Эту группу объединяло то, что все они прошли процедуру переливания донорской крови.

Как пишет Ренди Шилтс, Банк крови США наотрез отказывался с тем мнением, что болезнь могла попасть в организм человека с донорской кровью. Ввиду того, что не было никаких научных доказательств, они не были готовы тратить миллиарды на дополнительные исследования образцов. Анализ на СПИД начали проводить лишь в 1985 году, когда уже 250 тысячам пациентов была перелита зараженная кровь.

Средства массовой информации, хотя и отметили новый поворот в развитии эпидемии, большого внимания СПИДу не уделяли. Те немногие публикации, которые появлялись, утвердили стандартную схему сообщений о СПИДе в прессе и на телевидении. В центре внимания были люди в белых халатах. Журналисты взвешивали каждое слово, чтобы не возбуждать в обществе панику, не давать оснований для гомофобии, а также не слишком вдаваться в пикантные подробности сексуального прошлого больных. Статьи всегда заканчивались на оптимистической ноте – «не за горами открытие чудодейственного лекарства или вакцины». СПИД по-прежнему оставался «болезнью голубых», которая иногда также убивала не геев. Впрочем, эти исключения в большинстве случаев использовались лишь для подтверждения правила.

За занавесом

В 1982 году Шилтс в своих репортажах начал описывать истинную картину того, что долгое время называли «геевской чумой». Он был одним из первых, кто публично заявлял о том, что смысл этой новой болезни далеко выходит за рамки ссоры между пуританами и гомосек­суалистами и что на деле опасность угрожает каждо­му. В своей истории эпидемии «Оркестр продолжал играть» он пишет, что только когда СПИД начал убивать обычных людей без каких-либо существенных пороков, его наконец-то сочли достойным внимания. Шилтс считал, что общественное невежество и бюрократические препоны помешали вовремя осознать опасность заболевания, что привело к эпидемии СПИДа в США. Безответственность общественных институтов, местничество штатов, городов и даже их районов, а также нежелание федерального правительства и гомофобия привели к той печальной картине. В1983 г. в США от СПИДа умерло более полутора тысяч человек.

Сам Шилтс узнал свой положительный диагноз в марте 1987 года, когда дописал последнюю страницу «Оркестр продолжал играть». Он предварительно просил своего врача взять анализ, но не сообщать ему результата, опасаясь, что знание о болезни помешает его работе. Умер Шилтс в 1992 году, спустя несколько дней после публикации доклада, в котором было названо рекордное число случаев заражения ВИЧ-инфекцией. Однако даже это не стало сигналом «SOS!» для департамента здравоохранения, который до 1997 года надеялся, что чума исчезнет сама собой. И лишь когда эпидемия приобрела катастрофические масштабы, были предприняты решительные меры.

Поделитесь с друьями:

Leave A Reply